Как живется тулякам в Беларуси: взгляд изнутри

Как живется тулякам в Беларуси: взгляд изнутри

Ulyana Orlova
RU
09.10.2017

Перво-наперво необходимо разобраться с вопросом: Беларусь или Белоруссия? Филологи разделились здесь на два лагеря. Согласно справочной службе русского языка ((www.spravka.gramota.ru), официальное название государства на русском языке — Республика Беларусь, а неофициальное — Белоруссия. Обратимся к другому авторитетному источнику: Общероссийский классификатор стран мира (ОКСМ) определяет страну с индексом BY как Республику Беларусь (полное название) или Беларусь (сокращенная форма).Среди моих белорусских друзей есть те, кто относится к этому вопросу очень трепетно, поэтому, чтобы никто не закрыл эту статью обиженным,  здесь и далее я буду придерживаться официального варианта – Беларусь.

Сказать по правде, то, что я живу в другой стране, я ощущаю примерно раз в год – когда оформляю временный вид на жительство.  В остальное время я не чувствую какого-либо барьера: тот же язык (большинство населения говорит на русском), те же культурные коды, общее историческое прошлое (говорю сейчас лишь о предыдущем столетии). Однако за три года жизни здесь я все же отметила кое-какие интересные особенности.

Люди. Да, несколько отличаются. Я заметила, что представители старшего поколения (45-50+) – большие любители пожаловаться, пороптать на судьбу, при этом строго обязательно винить во всех своих проблемах лишь внешние обстоятельства (погоду, власть, работу, что угодно), но ни в коем случае не себя. Наверно, именно поэтому на улице редко встретишь улыбающегося «просто так» человека – одаривать незнакомцев лучами позитива и обращать на себя внимание улыбкой здесь не принято: вдруг, не дай Бог, еще заразятся твоим хорошим настроением! Особенно четко это видишь, например, в минском метро, когда возвращаешься даже из непродолжительной поездки по зарубежью. К слову, эта же негативная черта присуща и тулякам.

Однако младшее поколение отличается от россиян в лучшую, на мой взгляд, сторону.  Главная характеристика белорусской молодежи – это мобильность и тяга к путешествиям. Вот почему здесь гораздо лучше владеют английским языком, дополнительно к белорусскому, который учат в школе. Многие знают польский – в силу корней: у многих моих знакомых в Польше живут родственники.

Согласитесь, при таком географическом положении грех не ездить в ближайшие европейские страны, что  большинство белорусов охотно и делает. Сейчас вы в Минске, а всего через 2,5 часа – в Вильнюсе. Такое удовольствие стоит чуть больше, чем проезд на маршрутке «Тула-Москва»: 750 российских рублей – если добираться до столицы Литвы на микроавтобусе, или же 1200 рублей – на комфортном электропоезде с розетками и мягкими сиденьями.  В ближайший Вильнюс ездят за покупками. Существуют даже специальные однодневные «закупочные» автобусные рейсы Минск-Вильнюс-Минск, ориентированные на главные торговые центры литовской столицы: ассортимент одежды популярных массовых брендов там намного шире и зачастую дешевле. Именно поэтому не иметь в Беларуси постоянный «шенген» как минимум странно.

В России оформление шенгенской визы – событие из ряда вон выходящее, к которому относятся с большим трепетом. Это своего рода священный обряд, и провести его способен лишь жрец-посредник (туристическое агентство), который, к слову сказать, не дурак на счет жертвоприношения  (услуги турагентства стоят немало). Как правило, у нас оформляют визу к какой-то конкретной дате (например, на время отпуска) и никогда не делают это «на всякий случай».

В Беларуси же сбором и подачей документов на визу занимаются самостоятельно и относятся к этому, как к рутинному процессу, который не требует никаких излишних телодвижений, нервов и танцев с бубном – вы же не паникуете, когда выносите мусор или заправляете машину бензином? Безусловно, это связано с тем, что у белорусов нет, как у россиян, разделения на «внутренний» и заграничный паспорт – у них есть один-единственный паспорт на все случаи жизни, куда и «вклеивается» виза. По моему глубокому убеждению, это гораздо удобнее – чем меньше документов, тем меньше возможности их потерять.

Еще одна интересная особенность – белорусы отлично ориентируются в иностранной валюте, в долларах и евро, гораздо лучше, чем россияне. Причины – опять же географическое положение и нестабильность белорусской валюты.

Речь. Как еще отличить белоруса от россиянина? По произношению. Как правило, белорусы характерно не смягчают звонкие согласные в окончаниях слов там, где смягчаем их мы. Например, в России произносят «семЬ, восемЬ», а в Беларуси – «сем, восем». Также здесь более выраженно произносят звук «я» – «якают»: в центральной России говорят «девИть», «десИть», а в Беларуси ­– «девЯть», «десЯть». Ну и встречаются совсем милые фонетические особенности: например, в России уменьшительно-ласкательный вариант имени Илья произносится как «Илюша» и «Илюха», а  большинство белорусов говорят «ИлЬюша» и «ИлЬюха».

Логично, что русский язык россиянина и русский язык белоруса несколько отличаются. В последний вплелись слова из белорусского, литовского, польского. Например, моя подруга-минчанка так охарактеризовала одно заведение: «Сразу после открытия – отличный был ресторан, но потом быстро скурвились», – что значит «испортились, потеряли в качестве». До приезда в РБ глагола с таким корнем я не слышала, а знала лишь существительное-ругательство «курва». Нельзя обойти вниманием таких представителей «белорусского» русского, как ссобойка и бусечка. Ссобойка – прекрасное слово с очевидной этимологией: это еда, которую берут с собой из дома на работу. Мои коллеги искренне удивлялись, когда я им рассказала, что у нас такого слова нет: мол, а как же мы, россияне, называем ссобойки? – «Контейнер с едой», – говорю. У детей (и не только) любят просить: «Дай бусечку», – что значит «подставь губки для поцелуя». Пожалуй, максимально близкий синоним на «российском» русском языке – «дай чмокну».

Еда. Грех жаловаться. Очень вкусные овощи, мясные и молочные продукты, что замечают все приехавшие в Беларусь туристы. Да, драники – национальное блюдо, но то, что в Беларуси едят одну картошку и не могут без нее жить – поросший мхом стереотип. Шуточки про бульбу любому нормальному белорусу уже набили оскомину и не вызовут ничего, кроме натянутой улыбки. И то не всегда.

Города. За эти три года я побывала в нескольких крупных белорусских городах – в Витебске и Бресте, плюс Минск, в котором я живу. Многие мои знакомые – коренные минчане – не видели даже этого: по родной стране путешествуют не очень охотно. Уже упомянутое географическое положение сыграло с белорусами не очень хорошую шутку – если есть возможность куда-то «махнуть», большинство отдает предпочтение ближайшему зарубежью. Однако упомянутые белорусские города тоже имеют свою особую прелесть.

Витебск запомнился мне совершенно летучим, светлым, по-хорошему провинциальным – в точности таким, каким изобразил его Шагал. Здесь очень много… воздуха: широкие улицы, невысокие дома, зато необыкновенно высокое небо. Здесь сразу же становится понятно, отчего на шагаловских полотнах люди только и делают, что летают: в Витебске по-другому просто не получается. Марку Шагалу здесь посвящены два музея: дом-музей, где художник провел детство, и арт-центр, который, признаюсь, поначалу может несколько разочаровать. Дело в том, что там представлены преимущественно литографии, а самые знаменитые работы, за которые Шагала в основном и любят, находятся в музеях по всему миру либо в частных коллекциях. Однако арт-центр сделан с большой любовью, душой и трепетом, что не может не трогать. Следующее место, обязательное к посещению – витебский зоопарк. Непафосный и непосредственный, практически весь – контактный. По территории зоопарка ходят аисты, которых можно кормить. Витебск словно создан для пеших прогулок.  Начните с улицы Кирова, которая идет прямиком от железнодорожного вокзала, и идите вниз, в центр города. У моста вас просто оглушит живописная панорама с видом на Свято-Успенский кафедральный собор. По моим ощущениям, где-то там и спрятано сердце города: в холмистых улочках у речки Витьбы, за прилавками торговцев очаровательным хендмейдом, в больших стаканах с ароматным сбитнем или медовухой, которые можно купить прямо на улице.

Брест. Безусловно, стоит посетить Брестскую крепость, где нужно читать, смотреть и много-много думать. А еще – гулять по городу пешком, постоянно натыкаясь на интересные фонари и городские скульптуры. Фонари – это милая особенность города. В Бресте есть целая аллея «тематических» фонарей, среди них – серия «по Гоголю». Знаменитая достопримечательность Бреста – главная пешеходная улица Советская, вроде московского Арбата. По вечерам на ней появляется волшебный дядечка-фонарщик, который с помощью кованой приставной лесенки зажигает старинные фонари. За ним, как негритята за Бонифацием, ходят толпы туристов: если дотронуться до пуговицы фонарщика и загадать желание, оно обязательно исполнится. Проверено на себе – работает!

Минск – моя большая и тихая любовь. Город, очень комфортный для жизни: просторный, чистый, ухоженный, зеленый, в меру людный. Здесь много красивой архитектуры,  много красивых граффити, а еще много красивых людей. Минский проспект Независимости напомнит россиянину петербургский Невский проспект. Город постоянно развивается. Здесь отлично живется велосипедисту: по самым живописным местам, вдоль реки Свислочь проложена большая парковая зона с сетью велодорожек, предусмотрены велопарковки. Пешеход здесь может расслабиться и чувствовать себя человеком. Минчане переходят дорогу на зеленый свет с уверенностью, что идущий прямо на него автомобиль вовремя остановится. И ­ – о чудо! – автомобиль действительно вовремя останавливается: водители здесь очень аккуратные и внимательные, строго соблюдают правила дорожного движения. Эта приятная особенность бросилась мне в глаза сразу после небольшого путешествия по Грузии, где, прежде чем перейти дорогу, бонусом к «посмотри налево-посмотри направо» нелишним будет перекреститься. В Минске с завидной четкостью ходит и наземный общественный транспорт: если ты видишь на табло, что автобус придет через 3 минуты, будь уверен: через 3 минуты он действительно придет. В минском метро всего две ветки (третья в данный момент строится), и для того, чтобы добраться из одной части города в другую, требуется минимум нерво- и энергозатрат и всего полчаса времени.

Из негативного – иногда возникают бытовые сложности. Сотрудники сферы обслуживания работают ровно по тому же графику, что и ты, обыкновенный офисный трудяга. Поэтому, если ты не бабушка или не мамочка в декрете, будь готов к тому, что для похода, скажем, в банк тебе придется отпрашиваться с работы. Потому что в выходные все эти важные и скучные заведения не работают, а круглосуточных пока не появилось.

После 12 ночи может показаться, что «город заснул» – и это действительно так. Исключение составляет лишь одно место в Минске – улица Зыбицкая. Это главное «тусовочное» место, щедро сдобренное сетью баров и ресторанов. Находится оно в самой что ни на есть исторической части города, Так что если вы – любитель покутить, вам сюда.

Надеюсь, мне хоть немного удалось заразить вас любовью к этой маленькой, чистой и скромной стране. Республика Беларусь идеально подойдет тем, кто хочет отдохнуть с минимальными изменениями и с максимальным комфортом, не страдая от языкового барьера. Тем, кто хочет сменить обстановку, но не имеет возможности, средств или желания поехать в Европу. Это отличный вариант для отдыха с друзьями или с семьей.

Ульяна Орлова.