На чистом энтузиазме. Как белорус работал на худшего режиссера всех времен и народов

На чистом энтузиазме. Как белорус работал на худшего режиссера всех времен и народов

«В нем есть безудержная энергия, в нем есть хайп»

Мы встречаемся с нашим героем в районе улицы Октябрьской – артистически оформленной части городского пространства, где фактурные стены завода МЗОР покрыты кричащим стрит-артом. Царящая здесь атмосфера творчества комфортна для Святослава – он и сам работает фрилансером в сфере графического дизайна и рекламы, а в свободное время увлекается рэпом и футболом, а еще независимым кинопроизводством. Вместе с друзьями он входит в арт-группу «Нястрымныя», отметившуюся двумя победами в российском конкурсе «Снять фильм за 60 часов» и белорусском экопроекте KINOSPRINT, где ребята защитили и сняли короткометражный фильм «Эстафета». И это не считая индивидуального участия в фестивалях Smartfilm и Jameson Empire.

Большая увлеченность кинематографом объясняется просто. «У меня в детстве телевизор не работал, – вспоминает Соболевский. – Как я жил? Естественно, я к друзьям ходил, смотрел мультсериал про Человека-паука, американские фильмы на видеокассетах».

Шли годы, вкусы в кино менялись. Своими любимыми режиссерами начинающий фильммейкер называет Джеймса КэмеронаТакеши КитаноДэвида Финчера и, как ни странно, Уве Болла.

Свое теплое отношение к неоднозначному кинематографисту он поясняет так: «Лучше быть самым худшим режиссером, известным на весь мир, чем скучным неудачником, непризнанным гением, которого вообще никто не знает. Уве – харизматичная личность. В нем есть безудержная энергия, в нем есть хайп. Я думал, что он на ножах со всеми, всегда и везде, а потом оказалось, что актеры, которые с ним работали, очень тепло о нем отзываются. Будучи постановщиком, он ведет себя как мамочка на съемочной площадке – очень уважительно и тепло ко всем относится, если никто не наглеет. Да, надо признать, вокруг его фигуры сложилась дурная слава. В интервью журналу Vanity Fair он сам признавался, что не желал себе такой известности. Но в какой-то момент смирился с ней и понял, что она может работать для достижения его целей».

Мнение западной прессы, называющей Болла худшим режиссером всех времен и народов, парень также не разделяет. «Это несправедливо. По поводу экранизаций компьютерных игр вопросов нет – они действительно плохие, он сам это признает и никогда особенно не скрывал. Это общеизвестный факт – Болл с их помощью отмывал бюджеты партнеров из Штатов, чтобы заработать на производство фильмов по своим собственным сценариям. Он продуктивный режиссер, по 4-5 фильмов в год выпускал, из которых 4 было плохих и один хороший. “Макс Шмеллинг”, “Сердце Америки”, “Нападение на Уолл-стрит” – это все авторские картины. Не суперкрутые блокбастеры, конечно, но все же».

«Предлагал ему идеи продвижения, а он ответил, что все это ерунда и нужны только деньги»

Из всей фильмографии немецкого режиссера Соболевскому больше всего запал в душу боевик «Ярость» (в англоязычной версии – Rampage), в котором главный герой – Билл Уильямсон в исполнении канадца Брендана Флетчера, – насмотревшись телевизора, устраивает огнестрельный террор в захолустном американском городке.

«Это один из пяти фильмов, которые мне больше всего понравились, наравне с “Терминатором” или “Зеленой милей”. Он привлек своей атмосферой. Сначала глаза болели от специфически операторской работы, но потом я понял – это настоящий экшен, – признается собеседник. – На тот момент увиденное на экране выглядело нестандартно для меня: обращение главного героя к зрителям, отличный саундтрек, технология съемки. Все вкупе очень завлекало».

Промо материал, для кампании по сбору средств для фильма "Ярость 3"

Промо материал, для кампании по сбору средств для фильма "Ярость 3"

Впечатленный просмотром картины, завершившейся к тому же открытым финалом, парень забрел на один из тематических форумов, где узнал о существовании второй и находившейся в разработке третьей части «Ярости». Создатели собирали средства на съемки с помощью краудфандинга: кампанияна Indiegogo завершилась неудачно, за ней последовал реванш на другой платформе, Kickstarter.

«В итоге я вышел на twitter-аккаунт продюсера фильма и начал ему судорожно писать, мол, как круто, давайте я вам чем-нибудь помогу. Предлагал ему идеи продвижения, а он ответил, что все это ерунда и нужны деньги».

Промо материал для фильма, созданный Святославом Соболевским

Промо материал для фильма, созданный Святославом Соболевским

 

Отказ только раззадорил молодого человека. Он решил действовать наперекор – подготовил агитационный постер, где Болл в образе Дяди Сэма призывал всех помочь своему проекту. Отправленный постер так понравился авторам фильма, что они тут же опубликовали его на странице кампании и в социальных сетях.

 

 

Вскоре помимо постеров, баннеров и других промоматериалов Святослав взялся за монтаж видео. «Все трейлеры к фильму я делал самостоятельно. В том числе ролик, размещенный на сайте IMDB, где звучит Ave Maria. На создание каждого трейлера мне давалось около трех суток».

Работа над «Яростью 3» шла в плотном режиме и заняла целый год: до и после релиза. «Я переписывался с продюсером часов по шесть в сутки. Мы общаемся до сих пор, но не так активно. Из-за разницы в часовых поясах с Канадой и США график бодрствования полностью изменился: ночью я монтировал ролики, а днем спал. Потому что один продюсер в Солт-Лейк-Сити, другой – в Ванкувере. И я был постоянно на нервах, постоянно ждал ответа».

Побеседовать с самим режиссером Соболевскому так и не удалось. «Я отправлял ему поздравления с днем рождения и несколько раз пытался написать в twitter, но ответа не было. Хотя на старое сообщение в Facebook он мне два месяца назад все-таки ответил – и это был единственный контакт».

«Так что это был чистый альтруизм с моей стороны»

Несмотря на приложенные усилия, Болл и его команда так и не смогли собрать нужную сумму на съемки, но «Ярость 3» все равно вышла в кинотеатрах. Наш собеседник смотрел фильм в Интернете, и увиденная картина вызвала смешанные чувства.

«Ожидал чего-то другого. Я рассчитывал на картину, которая по качеству будет на уровне первой части, экономия бюджета сказалась. По техническому уровню она оказалась слабее, по драматическому – меня действительно пробило на эмоции»

За проделанную работу Святослав денег не получил и, судя по всему, не сильно жалеет об этом.

«Мною двигала мысль, что один человек может изменить все, даже мир, – говорит он. – Это была в том числе центральная идея фильма “Ярость”. У проекта изначально были плохие постеры, титры, монтаж трейлера, и я знал, что могу сделать их лучше. Так что это был чистый альтруизм с моей стороны».

В качестве награды авторы указали белоруса в соответствующем разделе IMDB и дважды в титрах ленты: в основном блоке как ассистента ассоциативного продюсера и в разделе особых благодарностей. Правда, не сразу, а после внушительного письма, написанного Соболевским на имя продюсера.

 

Титры из фильма "Ярость 3" с указанием Святослава Соболевского

Титры из фильма "Ярость 3" с указанием Святослава Соболевского

 

Вскоре после выхода «Ярости 3» в прокат Уве Болл заявил, что уходит из профессии и больше не будет снимать кино, поскольку у него на это просто нет средств. Хотя на карьере режиссера еще рано ставить крест. «Мы с продюсером надеемся, что через какое-то время Уве отойдет и все-таки вернется на большие экраны. У него сейчас значится в разработке проект “12 часов”. Туда приглашали актера Николаса Кейджа на главную роль, хотя актер отказался в нем сниматься даже за миллион долларов», – поделился инсайдом Святослав. Сам он старается поддерживать связь с командой картины. «Сейчас жена Уве – Натали Болл – сняла документальный фильм об известном изготовителе масок и тотемов Бью Дике, над которым работала несколько лет. Он делал статуи, тотемы. Мне выслали рабочий материал, к которому я буду делать трейлер».

На столичных работодателей сотрудничество Соболевского с известным режиссером пока не произвело нужного впечатления. «Я прихожу на собеседование, рассказываю, а на меня смотрят как на идиота: “А, Уве Болл, это который самый худший режиссер в мире?” Пока что в Минске это не сработало, хотя, быть может, я не в те двери стучался?»