О чем написала Лукашенко "фрау А"

О чем написала Лукашенко "фрау А"

Igor Ilyash
BY
25.04.2017

Старт делу "Белого легиона" дал Александр Лукашенко: 21 марта он сообщил об аресте нескольких десятков "боевиков", которые якобы тренировались в лагерях с оружием. "Один из лагерей был в районе Бобруйска и Осиповичей. Остальные лагеря — в Украине. По-моему, в Литве или в Польше (не буду утверждать, но где-то там). Деньги шли через Польшу и Литву к нам", — заявил он во время рабочей поездки в Могилев.

В действительности аресты "боевиков" произошли уже после заявления Лукашенко. 23 марта было объявлено о разоблачении "глубоко законспирированной" организации "Белый легион", якобы готовившей вооруженные провокации. КГБ возбудило уголовное дело о подготовке к участию в массовых беспорядках (ст. 293 ч. 3 УК РБ), а у подозреваемых в ходе обысков был изъят целый арсенал оружия (АК-47, три карабина, два пистолета, гранаты, ножи, топоры и др.), которое, как утверждается, планировалось использовать во время акции протеста в Минске 25 марта.

В апреле впервые в истории Беларуси было возбуждено уголовное дело по статье "Создание незаконного вооруженного формирования" (ст. 287 УК). Всего, по последним данным, фигурантами дела "Белого легиона" являются 35 чел., 20 из них предъявлено обвинение в создании НВФ. Лидером заговорщиков был объявлен помощник директора белорусскоязычного издательства "Кнігазбор" Мирослав Лозовский, а "лагерем боевиков" под Бобруйском — военно-патриотический клуб "Патриот", официально зарегистрированный на базе Центра творчества детей и молодежи в Бобруйске.

Что такое "Белый легион"

К моменту ареста "боевиков" словосочетание "Белый легион" в Беларуси уже мало кто помнил. Парамилитарная спортивно-патриотическая организация "Белый легион" была основана в начале 90-х на базе молодежного крыла Белорускага згуртавання вайскоўцаў — движения, объединявшего бывших и действующих военнослужащих, которые во время распада СССР выступали за создание национальной белорусской армии и суверенитет Беларуси. Руководителем БЗГ являлся Николай Статкевич — один из лидеров нынешних протестов в Беларуси. В 90-х члены "Белого легиона" занимались военно-спортивной подготовкой, отвечали за безопасность на уличных акциях оппозиции. В начале 2000-х "Белый легион" объявил о самороспуске.

КГБ же утверждает, что "Белый легион" на самом деле не распался: организация вела подпольную работу с начала 2000-х, за это время создала целую конспиративную сеть для свержения режима Лукашенко и готовилась ко дню "Ч", якобы намеченному на 25 марта 2017 г.

"В числе обвиняемых "преступников" нет известных политических лидеров, чтобы не злить Европу, а есть люди из четырех разных групп, причудливо объединенных КГБ одним уголовным делом. Это актив военно-патриотического бобруйского клуба "Патриот", бывшие "легионеры", активисты "Молодого фронта" и один человек из группы социал-демократов Николая Статкевича", — говорит руководитель правозащитного центра "Вясна", экс-политзаключенный Алесь Беляцкий.

По информации правозащитников, сейчас в рамках дела "Белого легиона" в СИЗО находятся 19 чел., остальные фигуранты остаются под подпиской о невыезде — в частности, теперь на свободе практически все ранее арестованные члены молодежной оппозиционной организации "Молодой фронт".

"Сбить протестный накал"

Правозащитники указывают на политические мотивы дела "Белого легиона" (или "дела патриотов", как его окрестили некоторые СМИ). Алесь Беляцкий считает, что с помощью этого уголовного дела власти пытаются сбить нынешний протестный накал в белорусском обществе.

"Обратите внимание, в какой момент было возбуждено и раскручено это дело — именно во время социальных акций протеста, прокатившихся по всей Беларуси, и перед проведением заявленной демократической оппозицией акции на 25 марта в Минске, которая планировалась как самая массовая акция социального и политического протеста. Не зря наиболее популярный лозунг весенних митингов — "Нет декрету №3, Лукашенко уходи!", — напоминает Беляцкий.

По его словам, в непростых для себя ситуациях власть в Беларуси традиционно прибегает "к массовым задержаниям, уголовным процессам и лживой пропаганде".

Действительно, аресты "боевиков" начались за несколько дней до Дня воли, который должен был стать кульминацией протестов против "налога на тунеядцев". В течение двух недель перед этой акцией в Беларуси было задержано более 300 чел. — оппозиционных политиков, общественных активистов, журналистов и блогеров. Чаще всего их приговорили к административным арестам сроком до 15 суток. Инициатор демонстрации 25 марта оппозиционный политик Николай Статкевич оказался в СИЗО КГБ, а саму акцию брутально разогнали силовики — было задержано около 700 чел., многие избиты. Разгон Дня воли осудили представители ЕС и США, правозащитники Human Rights Watch назвали поведение белорусских властей "шокирующим тотальным наступлением на свободу мирных собраний". МИД Беларуси в свою очередь объяснил действия силовиков необходимостью упреждения "террористической угрозы".

"О политическом характере дела свидетельствует то, с каким остервенением на арестованных набросились государственные СМИ, откровенно распространяя ложь, фальсификации, а также эпизоды из расследования дела, представленные КГБ. Также понятно, что репрессии по отношению к гражданам Беларуси, которые настороженно относятся к экспансионистской внешней политике России, должны свидетельствовать о лояльности Лукашенко Кремлю", — говорит правозащитник в интервью ZN.UA.

НКВД 2.0.

Обвинения в адрес "легионеров" гражданское общество Беларуси практически единодушно восприняло как фантастические и полностью выдуманные КГБ. Популярными стали аналогии с делом "троцкистско-зиновьевского центра", "Союза освобождения Беларуси" и другими делами, сфабрикованными советскими органами госбезопасности во времена Ягоды—Ежова—Берии.

Правозащитники заявляют о ряде серьезных процессуальных нарушений в ходе следствия, в том числе недопущение к арестованным адвокатов и ночные допросы. Создатель "Белого легиона" Сергей Числов на пресс-конференции в Варшаве 20 апреля заявил, что "легионеры" в СИЗО подвергаются пыткам и воздействию психотропных препаратов — именно этим он объясняет продемонстрированные государственными СМИ фрагменты показаний арестованных, где они говорят о прохождении боевой подготовки, тренировках и некой конспиративной деятельности.

Еще больше оживляет аналогии со сталинскими временами то обстоятельство, что дело "Белого легиона" началось фактически с доноса — если верить самим же белорусским властям. Утверждается, что о подготовке вооруженных выступлений в Минске спецслужбам сообщила гражданка Германии с белорусскими корнями, фигурирующая в СМИ как "фрау А". О заговоре "Белого легиона" она якобы узнала от своего друга Мишеля, который в свою очередь услышал об этом от белорусских политэмигрантов. "Фрау А" написала письмо Александру Лукашенко, где сообщила о том, что 25 марта в Минске будут совершены вооруженные провокации, а в толпе подорвется террорист-смертник. "Эти события в Беларуси должны стать последним шансом для фашистского переворота", — говорится в письме "фрау А", которое цитировали белорусские госСМИ.

Украинские мотивы госпропаганды

Особый акцент государственная пропаганда делает на украинском следе в деле "Белого легиона". Еще до начала арестов Госпогранкомитет сообщил о джипе с вооруженными людьми, якобы пытавшемся прорваться на территорию Беларуси через границу с Украиной (украинские пограничники эту информацию опровергли). Затем о "лагерях боевиков" в Украине заявил уже сам Лукашенко. У арестованных "легионеров" при обысках изымалась украинская национальная символика, атрибутика украинских добровольческих батальонов, книги о Майдане — все это подробно освещали в своих сюжетах белорусские госСМИ. "Планировалось также прибытие боевиков из Украины", — сообщалось со ссылкой на КГБ.

Государственные пропагандисты подчеркивают: "легионеры" ездили в Украину перенимать боевой опыт у "радикалов южной страны-соседки" и были тесно связаны с активистами УНА-УНСО, которые якобы инструктировали "легионеров" по поводу проведения терактов в Беларуси. В интерпретации белорусских госСМИ, украинский Майдан был организован "влиятельными кукловодами", "Небесную сотню" расстреливали в спину украинские националисты, и аналогичный сценарий планировалось повторить в Беларуси 25 марта.

"Адресовано Путину"

Обозреватель белорусской службы Радио Свобода Валерий Калиновский считает, что и дело "Белого легиона", и брутальный разгон Дня воли бессмысленны с точки зрения внутренней политики. Все это, как и антиукраинская риторика госСМИ, рассчитана, прежде всего, на Москву.

"Я считаю, что все это было сделано Лукашенко с единственной целью — показать Владимиру Путину, что он победил в Беларуси Майдан и арестовал зачинщиков. Поскольку Путин очень боится Майдана, боится выступлений, подобных тем, что привели к свержению Януковича, то ему это понравилось. После победы над "белорусским Майданом" прошли личные переговоры Лукашенко и Путина, отношения Москвы и Минска наладились, и Беларуси были обещаны новые дотации.

Чтобы продемонстрировать эту победу над Майданом, нужен был "украинский след" — дескать, через границу с Украиной везут оружие, там готовят боевиков и т.д. Вся эта риторика адресована Путину — вот, мол, Украина пытается сделать в Беларуси Майдан, а Лукашенко с этим успешно справился. Иного смысла в действиях белорусской власти просто не существует, потому что в Беларуси пока что нет реального шанса на Майдан", — отметил обозреватель в интервью ZN.UA.

При этом весьма любопытно, как свою антимайданную и антиукраинскую риторику А.Лукашенко пояснит своему коллеге П.Порошенко, пересевшему в президентское кресло со сцены Майдана, во время намеченной на 26 апреля встречи лидеров двух государств.

В.Калиновский полагает, что для отношений Минска и Киева нынешняя антиукраинская риторика белорусских СМИ серьезных последствий иметь не будет:

"Украина может и будет делать какие-то заявления, но, чтобы не портить отношения с Беларусью, постарается не обращать внимания на эту риторику, потому что понимает, что она неискренняя и направлена на другую аудиторию. Для украинской аудитории Лукашенко говорит, что готов приехать в Украину на тракторе, что агрессивных действий с белорусской территории против Украины не будет — и тут он действительно искренен. Поэтому украинцам не стоит преувеличивать этот аспект последних событий в Беларуси".